?

Log in

No account? Create an account
[sticky post]Чудесные пейзажи. Художник А. Шарабарин
gurdrug
Оригинал взят у reberton в Чудесные пейзажи. Художник А. Шарабарин

Алексей Романов. Царствовал, но не правил.
gurdrug

Шутки в картинках.
gurdrug

Женский рыцарский орден Топора
gurdrug
Оригинал взят у paveleonov в Женский рыцарский орден Топора
Женский рыцарский орден Топора
Да, такой действительно был, настоящий рыцарский орден, состоящий исключительно из женщин. Где и когда? А вот читайте дальше и все узнаете (esoreiter.ru).
В общественном сознании утверждается образ женщины как в первую очередь супруги, матери, воспитательницы детей и хранительницы домашнего очага. Однако среди представительниц прекрасного пола всегда находились яркие личности, считавшие своим призванием военную службу. На поле боя с винтовкой, шашкой или мечом в руке они доказывали, что ни в чем не уступают мужчинам. А если война приходила на порог дома, то ради защиты дома и детей воительницами становились женщины, еще вчера и не помышлявшие о войне.
В VIII веке арабы переправились через Гибралтар и завоевали большую часть Пиренейского полуострова. Христиане с потерей не смирились и начали отвоевывать утраченные земли обратно. Почти 800 лет христиане и мусульмане сражались за территорию будущей Испании, города неоднократно переживали длительные осады, во время которых сражались на равных и мужчины, и женщины.
В 1148 году граф Раймунд IV Барселонский отбил у сарацин Тортосу – важный опорный пункт недалеко от побережья. Спустя год сарацины решили вернуть себе крепость. Время было выбрано крайне удачно: граф увел гарнизон и практически все мужское население штурмовать лежащий к северо-востоку от Тортосы г. Лериду. Сарацины окружили казавшейся беззащитной Торотосу и потребовали сдачи на милость победителей. Однако город ответил отказом.
На крепостные стены поднялись женщины Тортосы. Не ограничиваясь швырянием с крепостных стен камней в сарацин, они оделись в мужскую одежду и отбивали штурм за штурмом. Не умея владеть ни мечом, ни копьем, женщины взяли в руки более привычные им топоры и махали ими как заправские дровосеки.
Read more...Collapse )

21 февраля 1784 года основан Севастополь
gurdrug
Оригинал взят у bronzzong в 21 февраля 1784 года основан Севастополь


Бюро легенд или Сказки о Силе.
gurdrug


Французы завершили четвертым сезоном свой великолепный сериал "Бюро легенд". Я начал смотреть его с подачи уважаемого catgramfer - и должен признать, что эта была самая удачная наводка за последние несколько лет. Похоже, что этот французский сериал я должен поставить в своем личном рейтинге на первое или как минимум на одно из самых первых мест. Он тонкий, глубокий, потрясающе сбалансированный как в плане идей, так и композиции. Четыре сезона "на одном дыхании". Последний сезон особенно интересен для русских, так как большая часть его действия разворачивается в Москве.

"Сказке о Силе" Карлоса Кастенеды - "роковая" книга в моей жизни. Я прочел её в переводе Пелевина в конце 80-х, будучи совсем ещё молодым и глупым студентом, и она оставила глубокий след на моей психике и судьбе. Какое-то время я проверял теории Кастанеды на собственной шкуре и установил, что они верны где-то наполовину. Вторая половина дала здесь на русской почве жуткий мистический эффект, поставивший меня на грань физической гибели, но ситуация благополучно разрешилась моим обращением в Православие.

Почему эти два названия так причудливо соединились в заголовке этой заметки? Потому что в моей душе эти две истории - об одном и том же, только с разных сторон. О стихии "скрадывания", где лицо становится невозможно отличить от маски, а политика встречается с мистикой.

Задача агента-нелегала - манипулировать людьми, принимающими его маску за настоящую личность. "Бюро легенд" - это история о том, как агент высочайшего уровня подготовки манипулирует своим собственным бюро, использует подготовившую его секретную службу для достижения своих личных целей. Высокого уроня? О да. Напомню, речь идет не об умении стрелять или драться, не о навыках оперативника. Английский Джеймс Бонд и вообще вся англосаксонская шпиономания - отстой, заслуживающий разве что внимания подростков. Англичане становятся интересными, когда они рассказывают об искусстве обмана, о стратегии предательства и манипуляции. Но и здесь эти старые пердуны остаются неисправимыми романтиками. Это становится очевидным, когда пытаешься поставить их рядом с французами. "Вас тут не стояло".

Сразу надо предупредить, что французский Джеймс Бонд ни разу на протяжении четырех сезонов ни с кем не подрался и ни разу не выстрелил из пистолета. Его оружие - язык и личное обаяние, основывающееся - как это ни странно прозвучит - на неподдельной искренности. Напомню, "высочайший уровень" означает, что у человека исчезает разница между лицом и маской. Он ведь маска и он весь лицо. Он никогда не притворяется и именно поэтому никогда не раскрывается до конца. Станиславский нервно курит в стороне. И это не идея, не рема истории, а всего лишь её основная тема, точка опоры. Первый сезон прямо сразу и начинается с такого перевёртыша.

В первой серии французский агент Гийом де Байи играет в Сирии французского профессора-преподавателя Поля Лефевра, влюбленного в прекрасную Надию Эль-Мансур. А уже во второй Поль Лефевр играет во Франции Гийома де Байи, внедрившегося во французскую спецслужбу с непонятными личными целями. Кто здесь кто? И кто здесь настоящий? К концу фильма становится понятным, что неверное все-таки Поль Лефевр (в России просто Паша) "более настоящий", чем Гиом де Байи. Поля привязывает к Гийому только дочь, оставшаяся в Париже. Личные цели - вот чем руководствуется в своих действиях Поль Лефевр. В отличие от Гийома, он ни на кого не работает; напротив, он заставляет своё Бюро работать на себя. И ведь работают, и ещё как работают!

А каковы же личные цели у Поля Лефевра? Простые и понятные человеческие цели:


Самое забавное, что все понимают или хотя бы смутно ощущают происшедшую подмену. Но личное обаяние Гийома оказывается важнее, конкретнее абстрактных инструкций и государственных целей, ради которых изначально создано Бюро. Человек лишь винтик в машине? Хорошо, но тогда какой смысл? Ради чего же, вернее, ради кого создана эта машина? И какой в ней смысл, если ни ради кого? Всякий человек внутренне согласится с тем, что государственная машина должна работать на человека, а не человек на машину. И если Франция - это безличная "республика", если создавшие её в своих личных целях Неизвестные Отцы не желают показывать французам свой светлый лик - тогда нет ли большей справедливости в том, чтобы целью работы всей этой машины стал вот он - Гийом де Байи, живой человек с живыми целями? И почему бы тогда Французской республике не стать личным предприятием этого симпатичного живого человека?

Только в четвертом сезоне наконец появляется перед нами тот, кто должен остановить чудовище. Некто Джей Джей, бывший учитель и инструктор Гийома, французский извод Тараса Бульбы: "Я тебя породил, я тебя и убью". Повествование построено таким образом, что Джей Джей выглядит отрицательным героем. Его ненавидят все, кроме разве только самого Гийома, но все вынуждены признать его правоту. Психология Джей Джея остается не до конца понятной, если только не предположить, что он лично связан с Неизвестными Отцами или хотя бы с одним из них. И он знает тех, кто устанавливает Правила Игры, тех, ради кого возлагают на алтарь Поля Лефевра, в то время как мы вместе с прочими сотрудниками Бюро не знаем этого и потому в наших глазах он выступает как тупой поборник безличных инструкций и Правил Игры.

Это сильно, друзья. Не знаю, кто ещё и когда ставил эти важнейшие и актуальнейшие для нас сегодня вопросы на таком уровне. Мы все выросли в стране, где "нет негодяев в кабинетах из кожи, где первые на последних похожи, и не меньше последних устали, быть может, быть скованными одной цепью, связанными одной целью",

Но мы-то по советской наивности думали, что так бывает только при социализме. Ан нет, вот она - та же проблема на общеевропейском уровне, со всей силой обнаружившаяся во Французской республике. Наверное, её можно было бы ещё глубже и интереснее поставить в Англии с её традиционной монархией, где Неизвестные Отцы не слишком стараются скрыть свой лик. И да! Поэтому англичане могли бы снять сериал более сильный, чем "Бюро Легенд", если бы они были полноценными европейцами с европейской культурой, а не закосневшими в подростковой романтике пиратами с Острова. Русские или немцы тоже могли бы, если бы их не лишили своей национально монархии и не заткнули рот кляпом. Немцы вроде оживают, вроде снова начинают говорить. Но посмотрим, подождем, что у них получится. Увы, на сегодня Франция - лучшее, что осталось в мировой культуре. Англичане - эпигоны французов; американцы - эпигоны эпигонов. Потому французское "Бюро легенд" - лучшее, что мы имеем на сегодня.

Возвращаясь к теме, хочу добавить несколько слов о политике.

Современная политика подана в "Бюро легенд" широким батальным полотном. Тут и распятая Сирия, и Иран, и застенки Игила, и тюрьмы ФСБ. Русская государственная машина показана отстраненно и объективно - такой, как она есть, без демонизации, но и о без симпатии. А вот русские люди - с симпатией. Забавно выглядят иранские жандармы, неслучайно одетые в форму, срисованную с формы русских казаков - да, друзья, мы успели оставить глубокий след в Персии! Иранский режим - отстой, как и режим Асада.

Если проанализировать то, что видно в фильме, с точки зрения нашей политической теории - видно, что французы терпят, но не любят англичан и их однообразные, как две капли воды похожие друг на друга криптоколониальные диктатуры - что в России, что в Иране, что в Сирии - и с подозрительно трогательным сочувствием относятся к попавшим в мясорубку народам - что к русским, что к персам, что к сирийцам. Впрочем, неудивительно, что русские в глазах французов на голову выше, умнее и потому потенциально опаснее всех прочих. Можно догадываться, что сами французы не прочь заменить англичан в роли "невидимых отцов". Ну, а в качестве главного противника выводится, естественно, США. И именно американцы убивают в последней серии главного героя, Поля Лефевра ака Гийома де Байи, причем убивают они его руками украинцев, и не где-нибудь, а на территории Донбасса. Весьма символично, что соловьиная мова - последнее, что слышит перед смертью человек, дерзнувший поставить свой личный и живой человеческий интерес выше интересов тупой и безличной нации.

Почитал сейчас отзывы - глупые люди пишут "конец скомкан", нужно продолжение и проч. Всё это ерунда. Ничего не нужно. Люди сказали слово, и нам надо попытаться услышать и понять сказанное. А не пытаться втиснуть его в убогие рамки наших понятий. Dixi.

Очень глубокий и правильный фильм.

Здоровый завтрак. Пиво вместо кофе.
gurdrug


10 причин, почему пиво на завтрак лучше, чем кофе

До середины 50-х люди во многих странах (в особенности, в Британии и США) не особо жаловали кофе. Вместо него они бодрились с утра стаканом хорошего пива на завтрак. Причем имеется в виду не пиво вместо завтрака, а пиво с завтраком — плотным и добрым приемом пищи. Все шли на работу уже слегка поддав, и никого это не смущало. Учителя, шахтеры, президенты и полисмены воспринимали стакан ячменного точно также, как мы — кофе. И люди прошлого не были идиотами.

Я и сознание.
gurdrug


Наш организм состоит из множества органов. Мы не осознаём их работы. Они работают без участия нашего сознания, т.е. бессознательно. Но не осознаём только до того момента, когда с ними что-то случается. Тогда возникает боль или дисфункция. И что что-то не так с нашими бессознательно работающими органами даёт о себе знать. Доводится до нашего сознания. Точно так же работает мозг.

Мозг – это производное эволюционировавшей нервной системы. Он доводит до нашего сознания свою работу тогда, когда не может справиться с высоким уровнем тревожности. Наше сознание начинает усиленно работать, чтобы компенсировать этот опасный для работы мозга симптом. Мы начинаем анализировать причины тревожности, выстраивать причинно-следственные маршруты, объясняющие для нас происходящее.

И эта маршрутизация реструктурирует тревожность с помощью включения её в причинно-следственные связи, создавая некую картину, объясняющую нам происходящее с нами. Это всегда отчасти достоверная, отчасти ложная картина. Но она вызывает у нас ощущение понятности. И это до некоторой степени успокаивает нас.

Возбудителем работы нашего сознания является тревожность и потому само сознание всегда сопровождает чувство апокалиптичности. Сознающему человеку всегда кажется, что мир должен вот-вот рухнуть. Что он не в состоянии отследить всё сам. А без его участия, всё обвалится ему на голову. Небо упадёт на землю. Вода затопит сушу. Всё сожжёт солнце, а космический холод всё заморозит.

Но реструктурирующая страхи работа сознания производит седативный эффект. Рухнет, но не сразу. Затопит, но постепенно. Сожжёт, но не прямо сейчас. Заморозит, но немного позднее. Именно ради седативного эффекта нам необходимо наше сознание. Только для него и больше ни для чего. Мы жаждем седативного эффекта. В известном смысле сознание является для нас наркотиком.

Нам всем надо научиться правильно оценивать своё сознание. А не считать его инструментом управления процессуальностью реальности. Средством её постижения и постановки под свой контроль. Если сохранять картезианский принцип «мыслю – значит существую», его следует дополнить тем, что мыслить и сознавать – не одно и то же. Можно мыслить инстинктивно или интуитивно, т.е. не сознавая. Можно мыслить бессознательно. Именно так работает наш мозг.

Биологи в один голос утверждают, что работа мозга происходит автоматически, бессознательно:

– 1973-ий открытие премоторного потенциала, разрыв Либета, трактуется как отсутствие свободы воли;
– 1980-ые канонические нейроны, области «что я могу с этим сделать» в вентральной премоторной области мозга макак (F5) и у человека, коды действий, макрокоманды поведения;
– 1990-ый зеркальные нейроны в вентральной премоторной области мозга макак (F5) и человека, механизм интуитивного понимания и эмпатии и т.д.

(http://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0105225)

Мы реагируем раньше, чем сознаём. Мы ведём себя согласно обстоятельствам, а не согласно своим соображениям. Соображать некогда. Пока мы будем соображать, обстоятельства несколько раз изменятся. Мы просто не поспеваем за ними. Соображаем мы пост-фактум. Объясняем самим себе, что с нами произошло и почему мы поступили так, как поступили.

И вот эти соображения, с помощью которых мы объясняем себе, почему мы сделали то, что сделали, совершенно искажают для нас действительную картину происходящего. Своими объяснениями мы затемняем реальный порядок вещей. Убеждаем себя и окружающих, что поступали, руководствуясь своими соображениями и поставленными нами целям, а не повинуясь инстинктам и интуиции.

Когда мы действуем в достаточно предсказуемых обстоятельствах, нам ничего не стоит синхронно происходящему отслеживать причинно-следственный маршрут наших действий и представить это так, словно мы поступали согласно принятым заранее сознательным решениям и поставленным целям. Но даже когда обстоятельства недостаточно предсказуемы или непредсказуемы вовсе, и выстраиваемые нами причинно-следственные маршруты рассыпаются на каждом шагу, мы всё равно ищем способ объяснить себе всё таким образом, что мы действовали сознательно, с надеждой на седативный эффект, который связан у нас с нашим сознанием.

Способность справляться с тревожностью позволяет нам расширять диапазон своих взаимодействий с окружающей действительностью. Возникновение любого нового фактора является возбудителем тревожности. Живые существа, которые не обладают сознанием, с несравненно большим трудом, чем человек, справляются с любыми новыми факторами. А нередко вовсе не справляются. Чем объясняется исчезновение целых видов.

Но человеку гораздо проще справляться с новыми факторами, компенсируя с помощью сознания вызываемую ими тревожность. А причинно-следственная маршрутизация помогает ему различать эти факторы. Что позволяет нам лучше любых других живых организмов развивать свои навыки, применение которых всё равно всегда остаётся бессознательным и реактивным.

Но нас не устраивает такой порядок вещей. Он уменьшает седативный эффект работы нашего сознания. Отказывая сознанию в управлении нашими действиями, мы мешаем сознанию осуществлять свою успокоительную работу. Мы словно препятствуем сами себе думать, что справляемся новыми трудностями. Это само по себе для нас тревожно.

Вот почему так трудно принять и привыкнуть к мысли, что мы реагируем и совершаем действия бессознательно. И только потом объясняем сами себе, почему реагировали и действовали так, а не иначе. Нам крайне тяжело отказаться от мысли, что мы не управляем своими действиями. Если управляю не Я, то всё для нас теряет видимый и достижимый смысл. В таком случае нам непонятно, как нам оценивать свои или чужие действия. И это ещё один повод для тревожности.

Если управляю не Я, то всё бессмысленно. И правда, процессуальность реальности не имеет смысла управления ею. Она неуправляема. Это она управляет нами. Она не произвольна. В ней есть внутренние закономерности. Не всегда очевидные нам. Но это она без всякого нашего сознательного участия привела к нашему существованию и продолжает обеспечивать его успешное функционирование. Изменить этого соотношения нельзя. Нельзя подменить процессуальность реальности нашим сознательной деятельностью. Её можно только учитывать.

Смысл в том, что бы учитывать её, а не в том, что бы управлять ею. Управлять – это заблуждение гипертрофированного сознания. Оно не способно на это. И не предназначено для этого. Оно просто играет седативную роль. Вот и всё. Это область нашей психики.

Наше сознание не пригодно для управления. Оно всё время обманывает наши ожидания. Но мы всё равно обладаем способностью к развитию. Развитие – это не производное нашего сознания. Наше сознание – это один из инструментов заложенной в наш вид способности к успешному развитию. Нашей запрограммированности на существование, на его параметры и их расширение.

Наш мозг стимулирует нас концентрироваться на том или сём. А излишняя доверчивость нашему сознанию заставляет нас сознательно заблуждаться. Но заблуждаемся ли мы или действуем в согласии с реальностью, мы всегда ощущаем себя самими собой. Никогда не принимаем себя за другого человека. Наше Я остаётся нашим Я, что бы с нами не происходило. Мы ничего не можем поделать с ним. Только убить себя. И надеяться, что после этого наше Я отключится. И в этом смысле оно изоморфно Абсолюту.

Не будем категоричными.
gurdrug

Приручить Дракона.
gurdrug


Любое государство по своей сути есть Дракон с одной головой и щупальцами, высасывающими жизнь. Человеку Дракона не убить. Дракон может быть поглощён только другим Драконом. Но это - не съедение, а слияние. Любой Дракон есть результат слияния «маленьких дракончиков»: начиная с простых семей, до крупных организаций, имеющих свой устав.

Для слияния дракону нужен только дракон более-менее равный ему по силе, иначе более сильный ослабнет. Другое дело отдельный рыцарь: герой-одиночка будет просто переварен. Проглоченный драконом рыцарь появляется отпечатком под его бронзовой кожей и остаётся таким, пока не будет переварен полностью. После переваривания от героя останется только самое твёрдое – оружие, латы, ордена, которые служат Дракону чешуёй. Чешуйки эти могут быть использованы для приманивания новых героев. Дотронувшиеся до них рыцари сразу же оказываются под кожей Дракона. Своими искажёнными лицами придают они ему отблеск человечности.


Рыцарь, который умудрится подняться на плечах других рыцарей до уровня головы дракона, по сути, сам является головой нового Дракона. Может показаться, что он срубает голову другого дракона, но он просто заменяет голову старого дракона на свою, а его организация становится шеей дракона. Иногда рыцарь умудряется вместо своей головы подставить голову какого-нибудь увязавшегося за ним ничтожества. Сам рыцарь с несколькими ближайшими соратниками остаётся при этом в стороне, но ненадолго, поскольку будет съеден новой головой.

Этот старый способ борьбы с Драконом полностью себя дискредитировал и не подходит даже в его новом варианте: нельзя заткнуть глотку Дракону несколькими другими ничтожествами одновременно. Рано или поздно он их переварит не проглатывая, а его щупальцы будут продолжать высасывать кровь из страны. Торчащие из глотки Дракона легкоузнаваемые человеческие головы прекрасно маскируют голову Дракона, но Дракон остаётся драконом!

Единственный способ борьбы с Драконом – полное игнорирование его. Это приводит к постепенному угасанию Дракона до уровня, когда он уже не интересен другим Драконам. Если Дракон особенно велик, то не ослабляя Дракона можно выбрать одну из слабых частей его и аккуратно отделить, превратив её тем самым в отдельного дракона без головы.

После этого возможно начать плановую смену голов с помощью автоматической гильотины. Полностью отрубленные головы Дракона на время превращаются в нормальных людей. Особенно хорошо удаётся это обратное превращение, если голова занимала пост не более двух плановых сроков. В противном случае освобождённая от обязанностей голова уже не жилец. Это не касается подставных голов, которые понесут всю ответственность в силу своей изначальной ничтожности. Быть головой Дракона - дорогое удовольствие.