?

Log in

No account? Create an account
[sticky post]Чудесные пейзажи. Художник А. Шарабарин
gurdrug
Оригинал взят у reberton в Чудесные пейзажи. Художник А. Шарабарин

Дневной сон: вред и польза
gurdrug
Оригинал взят у maratson в Дневной сон: вред и польза

Как гласит народная интерпретация закона Архимеда, после сытного обеда – полагается поспать. Мы решили вспомнить о существующих традициях дневного сна во всем мире, а также поразмышлять о его пользе и вреде.

Подробнее...Collapse )


Блатной сонет.
gurdrug


Блажен, кто верует. Но трижды идиот,
кто на однажды выбранной планете,
презрев конфигурации природ,
расставит металлические сети.

О Господи, чего еще он ждет?
Райком закрыт, хозяин на обеде.
Слова бегут, как маленькие дети,
и вдруг затылком падают на лед.

Сощуря глаз, перекури в рукав,
что этот голубь, с облака упав,
наверно, не зависит от условий,

где, скажем, размножается жираф.
И если мысль не равнозначна слову,
тогда зачем мы ловим этот кайф?

Филологи о пенсионной реформе.
gurdrug
Палиндром "А роза упала на лапу Азора" знают все.
А "Оголи жопу пожилого" только в Правительстве и в Пенсионном фонде РФ ...


Классическая литература.
gurdrug



— Что это за книга?
— По коммуникациям.
— По коммуникациям… в каком контексте?
— Сложно сказать. Она была написана еще до того, как были придуманы контексты.

Решил заполнить зияющие пробелы в моем классическом образовании, прочитав «Оратора» Цицерона и «Гуй Гу Цзы». Про Цицерона, наверное, все слышали, а второе — это китайский трактат, написанный неизвестно кем и неизвестно когда, но безмерно классический и уважаемый. Диалог выше — про него. Если Цицерон фокусируется на судебных речах, то Гуй Гу Цзы — он просто в целом, про жизнь.

У меня нет особого пиитета перед классической литературой. Процентов на 40, конечно, это сборники капитанских цитат. Никакой реакции кроме «Спасибо, кэп» на фразу «Слова должны соответствовать тому, что происходит в действительности» у меня не возникает. Еще процентов 40 текста — это фразы типа «не следует совершенно отбрасывать и спондей, хотя он кажется тупым и медлительным от того, что состоит из двух долгих: в нем все же есть некоторая твердость поступи, не чуждая достоинства, особенно в отрезках и членах, где тяжеловесностью и медлительностью он возмещает малочисленность стоп». Шо-а? Да, в сумме процентов 80 — это пыльная вчерашка.

Однако, оставшиеся 20% кажутся мне очень актуальными. И я подумал, что сборник капитанских цитат — это на самом деле не такой уж и плохой жанр, потому что когда люди продалбывают что-то, они часто продалбывают какие-то абсолютно очевидные, базовые вещи.

Чтобы далеко не ходить, вот какие вещи из Цицерона продалбывают люди вокруг меня:

«Оттого никто и не обладает истинным и совершенным красноречием, что наука о вещах существует сама по себе, наука о речах – сама по себе, и люди у одних наставников учатся мыслить, у других говорить».

Простите меня, но проблема большинства ораторов в том, что они просто глупые. Им не хватает критического мышления чтобы видеть очевидные проблемы в собственной аргументации.

«Самое трудное во всяком деле — это выразить, что представляет собою тот образ лучшего, который у греков называется χαρακτήρ, ибо один считает лучшим одно, другой другое».

Да, это тоже большая проблема. Нельзя оценивать всех спикеров по одним и тем же критериям. Есть разные контексты, люди успешные в одних контекстах могут совершенно проваливаться в других.

Да, господи, просто на названия глав посмотрите:

«4. Оратор должен обладать философским образованием». ДА!!!
«5. Оратор должен владеть тремя стилями речи». Четырьмя — Цицерон уносит философский диалог в отдельный жанр, но с поправкой на это — ДА!!!
«6. Нельзя замыкаться в одном стиле». Да.

Короче, прекрасный жанр это — сборник капитанских цитат. Может быть я не рекомендую это в качестве первой книги, но в какой-то момент полезно почитать. Много чего поменялось с тех времен — но что-то осталось тем же. Возможно именно это — Вечная Природа Человека. Может и нет, впрочем. В конце концов, всего-то 2000 лет прошло.

P.S. Один знающий человек рассказывал, что раньше в Китае были школы, где в качестве экзамена людей сажали в яму и ставили наверх охранника. Выпускали студента из ямы только после того, как он смог словами довести охранника до слез. Вот это я понимаю, это настоящий хардкор. Сейчас таких практиков не осталось.

Stanislaw Zoladz (акварель)
gurdrug
Оригинал взят у linklj в Stanislaw Zoladz (акварель)

Поиски потерянного времени.
gurdrug


Странная книга -Антидот-В. Про то, что в истории 20-го века (точней 1920-30) нет сведений за 10 лет, а те, что есть — повторы. https://radmirkilmatov.livejournal.com/184774.html

Почему современники того страшного времени не замечали странных повторов в своем настоящем, и не делали выводов по поводу «повторов» в истории? Как подлог мог пройти мимо них?

Но современники никогда не пишут Историю своего времени. Ее пишут Академики. Они не любят извиняться за ошибки — да и никто не любит. Потому Историю для любого времени составляют тогда, когда современники событий, в основном, уже повымерли.

Во многих произведениях той эпохи остались упоминания того, как кроили календарь после революции. Неделя была десятидневной и шестидневной... менялось число месяцев в году... все успокоилось только незадолго перед войной. «В 1929-м в СССР году празднование Нового года было вообще запрещено... и было вновь возобновлено не ранее в 1935-го года,» - говорят об этом времени литературоведы.

Если искать следы «Игры с правдой и временем», то этих следов можно найти удивительно много. Особенно в произведениях, прошедших мимо цензуры.

Не будем категоричными.
gurdrug

Психология глупостей.
gurdrug


Апофения

“Писатели и сценаристы давно овладели приемом общих мест, доступных любому читателю и зрителю, поэтому созданные ими сюжеты могут удовлетворить любой ум и вкус.

Первым делом нужен такой образ главного героя, чтобы читатель или зритель имел возможность отождествить себя с ним. Герой становится намного ближе, если у него пошла полоса неудач, если он терпит поражение или сбивается с пути праведного. Отважный человек, идущий один против множества врагов, безоговорочно вызывает вашу симпатию. В начале фильма или книги герой спасает неважно кого — главное, что спасает, — и отныне вы уже любите его. Герою обязательно мешает трусливый негодяй или законченный эгоист, а еще лучше настоящий злодей, причиняющий людям сплошные мучения, пренебрегающий всеми нормами морали. Герой — желательно вместе с героиней — покидает свой привычный мир, и начинаются приключения. Когда его поражение или даже гибель кажутся неизбежными, он превозмогает все трудности, одолевает врага, попутно спасая город или целый мир. Затем наш герой, который благодаря испытаниям сделался еще лучше, с триумфом возвращается домой. Правда, если предполагается жанр трагедии, конец для героя окажется еще печальнее начала.

Американский филолог Джозеф Кэмпбелл посвятил жизнь сравнительному анализу мифологий народов мира, выявляя и исследуя единые для всего человечества образы, сюжеты и модели поведения, — тот материал, из которого сплетались истории, известные всем с детства. Сюжет, что мы набросали выше, представляет собой, согласно Кэмпбеллу, мифологическую схему странствия героя, и если вспомнить все книги и фильмы, прочитанные и пересмотренные с детства, вы убедитесь, что почти каждая история представляет собой вариации на одну и ту же тему. Сюжетный архетип — странствие героя, — пройдя путь от фольклора и античной драмы до кинематографа и видеоигр, входит в ваш мозг, словно ключ в замок.

Вы с удовольствием смотрите, как хорошо оплачиваемые актеры профессионально разыгрывают действо, ведь для вас естественно мыслить мифологемами, устоявшимися сюжетами и любимыми образами; более того, вы и реальных людей склонны воспринимать в виде знакомых персонажей. Точные науки, основанные на логических рассуждениях, не столь понятны вашему рассудку, как социальные ситуации. Отчетливо представляя свою роль и место на сцене, которая называется историей вашей жизни, вы и в своих воспоминаниях, как при просмотре фильма, пролистываете и отбрасываете все скучное и выделяете главные узлы — сюжетные архетипы.

Вы верите в определенный тип сюжета, в детектив, развертывающийся в реальном мире, что-то вроде «Кода да Винчи» или «Остаться в живых», где таинственные совпадения находятся в центре общего замысла, и все время, как части единой мозаики, появляются некие подсказки, в итоге удивительным образом совпадающие. Разумеется, такие сюжеты, которые медленно раскрывают свою тайну, завораживают, и мы неотрывно читаем страницу за страницей или ставим диск с очередной серией, чтобы поскорее узнать, как дальше повернутся события, а главное — как в итоге все разрешится.

Поиск сюжетов в реальном мире — это особый диагноз, апофения. Термин «апофения» охватывает множество явлений: от техасского стрелка до парейдолии — оптических иллюзий. Как вы помните, синдром техасского стрелка заключается в том, чтобы нарисовать мишень вокруг случайных явлений и обрести таким образом смысл в хаосе. Парейдолия — это умение разглядеть в облаках или ветках деревьев лица, символические знаки и «скрытые сообщения». Апофения отказывается верить в случайность и совпадения, для нее не существует фонового шума.

Апофения обычно возникает при синхронизме, то есть временных и событийных совпадениях. Вам кажется, что мир насыщен «говорящими» числами, даже если умом вы понимаете, что в них нет ничего особенного. Когда числа, составляющие дату, выстраиваются в интересную последовательность, например 08.09.10, люди склонны придавать этому особый смысл. Как не обратить внимание, если неупорядоченная стихия времени вдруг обретает особый ритм. Вы бросили взгляд на часы — 11:11. В следующий раз посмотрели — 12:12. На миг душу пронзает ощущение чуда — и жизнь продолжается. Но случаются и более разительные совпадения: например, ночью вам снится потоп, а утром в новостях вы слышите, что в каком-то отдаленном уголке Земли разразилось наводнение, тысячи людей остались без крова — и холодок бежит по спине.

Но когда совпадения и случайные числовые последовательности кажутся вам чем-то большим, чем случайно поданный сигнал, — с этого момента апофения превращается в настоящую проблему. Вы воображаете, например, что среди ваших знакомых и близких смерть всегда приходит трижды, и вас нисколько не смущает мысль о бренности любой жизни. Вы придаете особый смысл тому обстоятельству, что ваш день рождения совпадает с днем рождения десятка ваших любимых артистов, и полностью игнорируете вероятность, что в тот же день родились еще приблизительно 16 миллионов человек. Число 23 обретет над вами особую власть, ибо оно все время вам попадается — по правде говоря, не чаще любого другого, но так случилось, что вы его выделили. Профессиональные игроки, просидев всю ночь напролет, начинают различать некие последовательности в картах или «серии» в рулетке, хотя вероятность выпадения того или иного числа или карты всегда остается постоянной. Человеку, трижды подряд выигравшему в лотерею, по вашему мнению, помогает волшебная удача, но скучная статистика говорит, что подобное случается довольно часто.

Если все события своей жизни вы соединяете в сюжет и придаете этому сюжету высшее, мистическое значение, это уже истинная апофения. Скажем, вы переходите через дорогу, какой-то бомж хватает вас за пиджак и оттаскивает в сторону, буквально спасая от проносящегося мимо мотоцикла. Вы предлагаете ему деньги в награду за спасение жизни, но бродяга гордо отказывается. На следующий день вы читаете в газете, что в вашем городе стало больше бездомных, и это превращается в настоящую проблему. Неделю спустя вы заглядываете в Интернет в поисках интересной работы и обнаруживаете вакансию социального работника, причем именно в том городе, куда вам давно хотелось переехать. Может показаться, что история вашей жизни складывается из подобных событий, подводящих вас к предназначению — помогать бедным. Вы бросаете работу, переезжаете в другой город и с увлечением беретесь за новое дело. С такой точки зрения апофения не так уж плоха: вам требуется вера и смысл, чтобы каждое утро заставлять себя жить, преодолевая повседневные трудности. Только нельзя забывать, что смысл не приходит извне, смысл жизни — это сугубо внутренний процесс.

Ваш разум устроен таким образом, что повсюду различает порядок, даже если порядок задается культурой, а не нашими органами чувств. Древние греки и жители Вавилона приписывали числам мистическое значение, а потому находили то или иное число во всех аспектах человеческой жизни. То же самое можно сказать и о первых христианах, которые особо чтили Троицу и число три. Во всех религиях и культурах какие-то числа получают преимущество перед другими, и сразу вступает в свои права апофения, побуждая людей видеть эти «символические» числа повсюду. Вы предпочитаете круглые числа, к которым вас приучила десятичная система счисления, и по возможности группируете предметы и события в аккуратные кучки по 10, 50,100 и т. д. На десятичной системе счисления основана и наша монетарная система.

Скептики противопоставляют апофении закон больших чисел: при достаточно большом количестве случайных событий и чисел совпадения неизбежны. На Земле живет без малого 7 миллиардов человек, тут любые случайности становятся неизбежностью, однако люди обращают внимание на совпадения, запоминают их, пересказывают друг другу, интересные случаи попадают в новости, а миллионы не нагруженных смыслом ситуаций просто никого не интересуют. В результате вы живем словно в средоточии сюжетов, где главную роль играют совпадения.

Известный английский математик, профессор Кембриджского университета Джон Идензор Литлвуд описал законы больших чисел в книге «Математическая смесь» (Littlewood’s Miscellany), вышедшей уже после его смерти, в 1986 году. Он приводит простое соображение: за восемь часов активной и сознательной ежедневной деятельности с человеком ежесекундно что-то происходит, то есть за 35 дней он в среднем переживает миллион микрособытий, а значит, даже то событие, которое, на его взгляд, выпадает раз на миллион, вполне может произойти раз в месяц. Это правило ежемесячного чуда получило название «закон Литлвуда».

Апофения возникает главным образом из-за предвзятости подтверждения — одного из самых распространенных когнитивных искажений. Вы видите лишь то, что хотите видеть, игнорируя все остальное. Когда вы хотите увидеть некий смысл в своей жизни, то все прочее, что не несет этого смысла, вами выбрасывается за борт. Апофения — это не просто порядок, сотворенный из хаоса, это уверенность, что именно данный смысл вам было предназначено увидеть. Чудеса в жизни происходят крайне редко, потому вам надо следить за ними внимательно и расшифровывать значение каждого. Однако с математической точки зрения доказано, что чудо происходит каждый раз, когда вы перелистываете страницы этой книги”.

Макрэйни Д. «Психология глупостей. Заблуждения, которые мешают нам жить». М.: «Альпина Бизнес Букс», 2012. Стр. 105-110.

Открытие Диснейленда (1955г.)
gurdrug